Слеш как жанр литературы: часть 1

Несомненно, слеш это уже жанр литературы, жанр маргинальный и подпольный, но он обладает крайне характерными чертами, о которых, пожалуй, уже стоит поговорить, так же как и о русском слешевом фэндоме.

Собственно говоря, основная идея слеша, как мне кажется, это – любовь превыше всего. Любовь решает все проблемы, развязывает все узлы, превращает жизнь в рай. И это не упрек в сторону слешеров, что они не поднимают более серьезных тем. Просто это слеш. Люди, которым нравится писать про любовь, пишут слеш. А авторов следует судить по тем законам, которые они сами на себя налагают. Поэтому мы не будем обсуждать, почему Малдер, у которого в жизни есть только одна цель – найти инопланетян и свою сестру Саманту, может отказаться от нее ради того, чтобы жить в домике у моря с Крайчеком, а князь Мышкин, у которого вообще в каноне не о том голова болит, находит свое счастье с Рогожиным. Просто авторы видят мир только через эту призму, и это их личное дело.

В каком-то смысле, слеш очень удобный жанр. Это все равно, что купить фигурки, изображающие героев ВК или Звездных войн и играть ими до умопомрачения, заставляя их делать то, что тебе хочется. Не зря в слеше присутствует понятие out of character (ООС), которое все-таки слегка ограничивает писательский произвол. Ну хочется тебе, что бы Арагорн спал с Леголасом, женился на нем и родил ребеночка, все-таки постарайся, чтобы это был Леголас, а не Гимли по характеру, а то так уж играть совсем неинтересно. Естественно, существует широкое поле трактовки персонажей.

Именно поэтому, как мне кажется, русский слеш предпочитает такие фэндомы, как Толкиен и Гарри Поттер. И в частности, в толкиеновском фэндоме — Сильмариллион. Нас привлекает именно возможность широкой трактовки. Сльмариллион как эпос может быть истолкован по-разному, тут достаточно вспомнить уже совершенно не маргинальную ЧКА. Герои могут вступать в любые отношения. Психологические проблемы налицо, а это любимый конек слешера – плохой герой, ну как же, его в детстве били и насиловали. Ну, или он смотрел на темную сторону, потому что пример Мелькора всегда был перед глазами. И это интересные темы, которые интересно раскручивать, особенно если учесть, что все-таки любимая тема для русского слеша – это взаимоотношения врагов, а не друзей. Так в фэндоме ГП самые популярные пары Драко — Гарри и Гарри – Снейп. Это о многом говорит. Роулинг тоже тема крайне благодатная. Герои, особенно в первых четырех книгах, прописаны не достаточно подробно, мир живой и осязаемый и туда, собственно говоря, можно впихнуть все, что душенька пожелает. А что касается психологических обоснований того, что пишет Роулинг, то тут просто поле непаханое.

Один, очень известный в рунете автор, как-то сказал в частном дневнике, что интересно было бы написать про настоящего Малфоя, гаденыша и мерзавца, а не про этого тайного страдальца, который совершает мерзости потому, что у него нет другого выхода. И, конечно, он прав, интересно, да. Но, на мой взгляд, уже невозможно, потому что про гаденыша написала Роулинг. А всем интересно, ну чего они со Снейпом такие гады, ну есть же какое-то обоснование. Точно так как когда-то Ниенне стало интересно, почему же из Мелькора сделали такую сволочь, и в результате получилась Черная книга Арды, что меня правда не радует… Вот тут и возникает первая черта слеша: героя надо сперва сильно помучить, потому сильно пожалеть и немедленно осчастливить. А поскольку не все авторы знают меру, то Снейпа уже переимела половина Хогвартса во всех его выпусках, а уж что делают с Драко, так ни один живой человек бы не выжил после таких страданий, даже если бы надеялся, что ему потом вручат Гарри Поттера в натуральную величину. Это вторая черта слеша – гипертрофия.

Но об этом стоит поговорить отдельно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *