История прогресса NC-17 от Ижду #2

Изменилась и сама одежда партнеров. Вместо рубашки на пуговицах, чьи полы медленно раздвигались, появились майки и футболки, которые резво задирались, а то и вовсе быстренько скидывались, символизируя эру сексуальной раскрепощенности.

В конце концов, это все привело к тому, что член уке (ставшего к тому моменту боттомом), появившийся еще столь недавно, зажил самостоятельной жизнью, да еще и развратил член семе. Теперь член вставал, падал, опадал, ложился, игриво выглядывал из-за резинки стрингов, возбухал, торчал, наливался силой/влагой/кровью, истекал смазкой, краснел, пульсировал, втягивался, молил, требовал и угрожал. Несколько дней назад я читал какой-то фик, где член плакал.

Короче, совсем распоясался. И вердикт был понятен — пороть. Пороть, пороть и пороть. Член видимо испугался и как собака поджимает уши, поджал яички. Путем долгих уговоров, кнут решено было заменить кулаком, сжимавшим член у основания, чтобы не своевольничал больше положенного и не кончал, когда не просят.

На горизонте тем временем показался отблеск красоты. Не успокоившись на достигнутом, боттомы заимели себе простату. В том смысле, что она у них появилась. Обозначившись поначалу как «та самая точка», постепенно простада требовала к себе все больше внимания. Ее нужно было коснуться, в нее надо было попасть, чтобы мир, давайте хором, «разлетелся на тысячу осколков». В начале 2007 года я читал какую-то статью, чей автор восхвалял фикрайтера за то, что у него Снейп мучился сорок минут, пытаясь попасть Люпину в простату. Старая жизнь отходила в прошлое. Самые прозорливые, которые запаслись энциклопедиями по анатомии еще вначале двухтысячных, оказались на коне.

Казалось, мир уже не мог содрогнуться, но он все-таки содрогнулся, когда выяснилось, что языком можно работать не только спереди, но и сзади. «Да нет, да вы шутите..» — шептали пораженные читатели — «лизать языком ТАМ?» «Ага!» — радостно отвечали авторы. Что? Господи, нет! Какая гадость — причитали топы — Ну, почему снова я?! «А что такое? — не понимали уке — Что вас не устраивает?» — Но это же…это же задница… — И что? Можно подумать, мы ею какаем. Да вы когда-нибудь видели, чтобы уке какали? Вот, так что не надо тут возбухать, чай не член.»

Как грица, стерпится, слижется, слюбится.

В общем, теперь мы имеем, что имеем, извиняюсь, конечно, за столь убогий каламбур. И нынешняя энцешная сцена мне лично напоминает инструкцию для сборки: поцеловать, прикусить, облизать, взять в рот, ввести, снова ввести, еще ввести/войти без подготовки, двигая рукой, замерев, толкнуться сильнее, задеть простату, снова задеть простату, не сдержать восторженного стона, снова задеть простату, двигая рукой в том же ритме, кончить, забрызгав живот/чтобы сперма текла по бедрам партнера. По окончании хорошо бы это еще все вылизать. Хотя, конец двухтысячных и научил нас наконец-то пользоваться презервативами.

Если воспринимать энцу, как лакмусовую бумажку нашего развития, ну что ж – растем!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *